Всё о фотографии. Авторский сайт
Добро пожаловать на сайт. Главной целью этого некоммерческого
ресурса является размещение статей, рассказов и размышлений на
темы, связанные с фотографией и непосредственно самих фотографий

От Автора   Про оптическую терминологию   Объективы Canon и Sigma   Выбор объектива   Калькулятор ГРИП  

Главная

Новости

Теория фотографии

Фотосъёмка - секреты мастерства

Размышления на тему фотографии

Полезные странички

Инструкции для фототехники Canon

Всё про Canon EOS

Меняем прошвку или новая прошивка для фотоаппарата.

Обработка изображений в Adobe Photoshop

Фотогалерея

Рассказы о природе

Карта сайта

Размышления на тему фотографии



Страницы этого раздела

  • Размышления на тему фотографии
  • Кто автор? Каковы его авторские права?
  • МЫСЛИ И АФОРИЗМЫ ОБ ИСКУССТВЕ И ИСКУССТВЕ ФОТОГРАФИИ
  • Что такое есть художественная фотография
  • Умение видеть, развивает нашу способность и культуру мыслить

  • Андрей Пашис

    Профессионалы и любители. Мастера и дилетанты. Творцы и потребители

     

    Вы здесь потому, что в этой части Вселенной время научилось останавливаться. Если вы поймёте, что Вечность нисходит от Бога, а время исходит от Сатаны, вам станет ясно, что в определённом месте есть «золотое сечение» Вечности и времени. Здесь время на мгновение замирает, чтобы получить благословение Вечности, это и есть ваш «настоящий момент». Вы, люди, находитесь здесь, на Земле, потому, что в этой части Вселенной время останавливается и тем самым делает возможной нашу жизнь. Но существует и загрязнённое время, которое не успевает пересечься с Вечностью, оно лишено благословения и остановки. Оно не содержит в себе вашего настоящего и поэтому бесплодно, пусто.

     

    Милорад Павич, «Вечность и ещё один день»

     

     

    ...Боги имеют хобби -
    уставши миры вращать,
    с лейкой, в садовой робе
    фиалки выращивать!

    Андрей Вознесенский, «Фиалки»

     

     

    Я фотографирую потому, что ещё не умею этого делать. Если бы умел, то перестал бы. 

     

    Йозеф Судек 

     

    Часть 1

    Люди фотографирующие ежедневно сталкиваются с противопоставлением «профессионал и любитель». Откуда и когда возникает это разделение? На чём оно основано? 

    На общежитейском уровне происхождение деления на профессионалов и любителей интуитивно понятно. С точки зрения людей «нефотографирующих» или, иначе говоря, с точки зрения «публики», потребителей фотографии, разделить фотографов на «профессионалов» и «любителей» означает на бытовом уровне всего лишь самый простой способ разделить их на фотографов «хороших», умелых, модных, чьи фотографии «качественные», с кем можно иметь дело, потому что их фотографии популярны, и на фотографов «плохих», «непрофессиональных», чьи фотографии «какие-то не такие», которые не нравятся большинству, над фотографиями которых «возникает слишком много вопросов».

    Если подходить к этой проблеме более корректно, то следовало бы в этом контексте противопоставлять не «профессионала» и «любителя», а опытного мастера, искусного фотохудожника, постоянно действующего фотографа (актора) и иногда фотографирующего дилетанта (аматёра), простака и профана.

    Заметим, что разделение на профессионалов и любителей, создающих произведения искусства, используется далеко не во всех видах искусства. Так например, это деление не столь актуально в архитектуре, кинематографе, музыке, балете. Это и понятно: любители - архитекторы городов не проектируют, любители - режиссёры серьёзных фильмов не снимают и оскаров не получают, любители музыки редко сочиняют музыку, а любители балета смотрят балет из зала, а не танцуют балет на сцене. В строгом смысле слова под определением «любитель» в большинстве видов искусства следует понимать человека только «потребляющего» произведения искусства, а не занимающегося творчеством. Деление на художников - профессионалов и художников - любителей, создающих произведения искусства, широко применяется только в массовых видах творчества, в народных промыслах и ремёслах, к коим можно отнести современную фотографию.

    Фотография сегодня столь доступна, что у любого человека, взявшего в руки фотоаппарат, возникает иллюзия, что он может создать снимок не хуже, чем у Хельмута Ньютона или Анри Картье- Брессона. Нередко бывает, что это действительно так; технического совершенства в изготовлении фотоотпечатка достичь несложно, и если фотографирующий смотрит на мир незашоренным взглядом, то он без особых усилий превращается из любителя-потребителя в любителя-творца, создающего фотографа. В других, менее «технических» видах искусства совершить этот переход гораздо сложнее. Например, обучение мастерству исполнения живописных работ требует гораздо больших усилий и времени. В технической простоте и эстетической общедоступности фотографии - специфика фотоискусства, его «первородный грех» и его спасение.

    В аспекте ролевых отношений в обществе профессиональный фотограф - прежде всего человек наёмного труда, «умелец - ремесленник», создающий отчуждённый от себя продукт. Профессионал, по определению, - человек, открыто признающий свою специализацию в обществе, имеющий документальное подтверждение своей специализации и претендующий на общественное признание уровня мастерства по своей специальности. Поскольку основная задача профессионала - максимально удовлетворить требования заказчика, выгодно продать ему максимальное количество своих фотографий, то результат своего творчества он соотносит не с собственными душевными волнениями, но с запросами во многом отличного от него клиента. Да и эти запросы фотограф не может воспринимать неискажённо.

    Кроме того, клиент берёт за образец для подражания не лучшие творения фотоискусства, а те, которые ему близки, которые он уже готов воспринимать и которые он сам мог бы в принципе создать. А так как большинство клиентов малокомпетентны в фотографии, неискушённы в фотоискусстве, ориентируются на массовую продукцию, кич, то и фотограф-профессионал со временем становится продавцом популярных картинок, жизненный уровень которого зависит от масштаба реализации его продукции.

    «Публика в искусстве любит больше всего то, что банально и ей давно известно, к чему она привыкла. Профессиональные художники не идут дальше толпы и выражают только то, что хотят лучшие из толпы». (А.П. Чехов) Профессиональное искусство - это искусство угождать и искусство быть приятным. Но в эстетике невозможно быть неискренним. Это всё равно, что изменять своё лицо. «Когда профессионал говорит, что его работы гениальны и являются высокими произведениями искусства, он подобен шлюхе, которая говорит, что торгует удовольствиями. И это не обидно для профессионалов, так как все художники зарабатывают себе на жизнь тем, что торгуют удовольствиями, а не философствуют и пророчествуют». (Дж.Б. Шоу)

    В каждом художнике растёт древо творчества. Каждый рождается талантливым или бездарным точно также, как длинноногим или коротконогим. И каждый, в зависимости от обстоятельств, волен использовать данный ему дар в различных целях. Ведь икона и лопата сделаны из одного дерева, причём и та, и другая жизненно необходимы.

    Профессия фотографа стоит в одном ряду с деятельностью политиков и матадоров. Те и другие постоянно рискуют в том, что их представление о шедевре не совпадёт с представлением о шедевре окружающей их публики. И те и другие находятся в постоянном напряжении потому, что зарабатывают тем, что отнимают и распределяют то, что им не принадлежит: жизнь животного, общественный продукт, человеческие образы и лики. Последние, производимые в конвейерном избытке, утрачивают свою индивидуальность. Они «берутся счётом», объединяются в большие группы по какому-то элементарному признаку, свёртываются, ужимаются до названия, индексального знака. Это является причиной того, что постепенно профессиональный фотограф теряет остроту авторского видения, чувственность образного восприятия действительности, способность удивляться, интерес и любопытство при съёмке. Ведь «любопытство» - это про любовь, а жёсткий профессионализм современного общества разбирает агнцев и козлищ по породам и сортам: на шерсть, на мясо, на молоко, на племя.

    Профессионализм - это освобождение от иллюзий. Рядовой профессионал ориентирован в своей работе не на собственные устремления и душевные порывы, а прежде всего на массовое сознание и массового потребителя. Массовый потребитель вынуждает его производить то, что называется «халтурой». «Халтура» - означает не «плохо», а «помимо». «Великий художник - также как и посредственность - может порой создать и что-нибудь плохое, но никогда ничего лишнего». (Г. Гейне)

    Деградации художественного уровня профессионала способствует то, что он постепенно отстраняется от участия в выставках и конкурсах. Это и понятно: чтобы определить, чья профессиональная фотография лучше, не нужно участвовать в фотосалонах и устраивать персональные выставки, выслушивать мнения зрителей и критиков. Достаточно провести хит - парад, определить рейтинг, узнать кто больше фотографий продал. Кто больше продал, тот и главнее.

    Рассматривая вопрос в психологическом аспекте, можно заметить, что «человек нефотографирующий», «заказчик», «потребитель» фотографии, называя вас «профессионалом», тем самым даёт вам новое имя, которым обозначает иерархию в ваших отношениях. Подводя вас под собственное определение «профессионал», клиент распространяет на вас свой устав для профессионалов своей профессии. Затем начинает проецировать свои накопившиеся проблемы и комплексы на ваши с ним отношения. Он как бы спрашивает: «Я имею такие-то сложности. А как с ними справишься ты?» Фактически, называя вас одним словом «профессионал», он заявляет: «Раз ты претендуешь на ..., то ты должен ...». И далее клиент излагает всё накопившееся. Причём над каждой буквой ё он норовит поставить вместо точек голову автора. Таким образом он устанавливает новую причинно-следственную связь, подчиняет вас в своих интересах. С новым именем ваша карма провисает, а потом начинает работать в соответствии с навязанной вам схемой.

    Когда начинают говорить о профессионализме, то это является признаком того, что вас воспринимают не «архитектором», а «каменщиком» в фотографии, которому совсем не обязательно понимать смысл своего творчества. Это за вас сделает клиент-заказчик. Однако на самом деле клиент всегда менее компетентен в фотографии, поскольку не фотографирует постоянно. Поэтому «если вас назвали профессионалом, даже в качестве комплимента, будьте готовы к тому, что вскоре вас попытаются занять идиотизмом». (С. Довлатов)

    Определяющий признак профессионала с социально-экономической точки зрения - производство прибавочной стоимости и декларирование доходов от своей профессиональной деятельности в финансовых органах государства. С государственной точки зрения профессионал - это прежде всего производитель товара и получатель прибавочной стоимости, «художник, живущий по средствам» или, иначе говоря, посредственный художник. Ясность, нечаянность и незавершённость - то, что он теряет, научившись считать деньги. Самое эротичное в его фотографиях - это их стоимость. Материально обусловленный профессионализм приводит к тому, что путаются цели со средствами, в результате чего фотограф начинает печатать не фотографии, а денежные купюры.

    То, что сделано ради денег, неуспешно во всех смыслах, в том числе в плане денег. К успеху в искусстве может привести высокий уровень притязаний на художественность и творческая амбициозность при максимально поднятой планке самокритики. «Если в творчестве ты не первый, ты - последний». (А. Тарковский) По словам Герберта Маркузе, новаторское творчество обладает собственными внутренними качествами, позволяющими преодолеть монотонность профессионального кретинизма.

    Любитель - неангажированный художник - беззаботный трудоголик. Обязательное обстоятельство возникновения и существования любителя - его малые материальные потребности. Каждая потребность - это нужда, требующая удовлетворения, а следовательно, профессионального труда. Низкий уровень потребления позволяет фотолюбителю легко почувствовать себя материально обеспеченным, получая взамен массы денег массу времени, свободного для творчества. Он если и вступает в товарно-денежные отношения и делает оплачиваемую работу, то продаёт «рукопись, а не вдохновенье», предлагает продукт своего труда, но не себя как функцию. Таким образом, он остаётся свободным, иногда забывая, что свобода не приносит прибыли.

    Вообще говоря, свобода - не есть «осознанная необходимость», как многие привыкли думать. Свобода - это возможность индивидуального выбора желаемых целей и методов достижения этих целей с учётом обстоятельств. Исходя из этого определения можно заключить, что способность к длительному более или менее свободному самовыражению фотограф может сохранить только тогда, когда он находится выше многих житейских обстоятельств, окружающих его со всех сторон. Но это возможно только лишь в одном случае - тогда, когда обстоятельства этому благоприятствуют.

    Деятельность свободного фотохудожника в значительной степени представляет собой переживание фотографии как неудавшейся ангажированности. Он как бы отщепенец, чьё отщепенство именно как таковое и усваивается обществом. Причем в самом обществе он вполне ассимилирован, так как для того, чтобы оставаться одному, он должен присоединиться и раствориться в толпе. Изолированность фотохудожника - это изолированность, существующая лишь на фотобумаге. «Художник - раб в своей жизни и царь в своём искусстве». (В. Кандинский) «Добровольное рабство - это и есть свобода». (Т. Манн) Жизнеспособен в таких условиях тот художник, который сам является олицетворением такой жизни, - то есть несовершенного. «Ведь всякое искусство, как бы ни менялась его форма, родится из недр народа». (А. Рюноске)

    Продукт свободного творчества художников есть искусство для художников; зритель, публика для него явление совершенно случайное. А профессионализм - явление коллективное, социальное. Профессионалы, в отличие от мастеров-одиночек, объединены в профсоюзы или другие общественные организации. Отличие в их творчестве примерно такое же, как между любовью в браке и свободной любовью. Наряду с очевидными выгодами объединение в союзы имеет отрицательные стороны, так как каждый член союза является своего рода средством производства. А в условиях производства творчество несвободно. Ежедневно взаимодействуя с публикой, организованные фотографы подвергают свои произведения испытанию на близость, социальную востребованность и популярность. Всё это влияет на степень свободы их творчества. «Непросто начать жить с той женщиной, в которую влюблён, но гораздо сложнее любить ту женщину, с которой живёшь». (П. Ришар)

    «С развитием навыков в искусстве острое переживание художником творческого процесса всё более сдаёт свои позиции, поскольку живое творчество уже в оковах в виде шкал, течений, технологий». (Ф. Розинер) «Это ведь у насекомых из гусеницы получается бабочка, а у людей наоборот: из бабочки - гусеница». (А.П. Чехов)

    Любители-фотохудожники, выставляя иногда на суд зрителей единичные произведения, гораздо менее скованы какими-либо условностями. Их творчество гораздо более свободно и несерийно. Благодаря любителям, самоучкам, изобретателям публика становится более привередливой, разборчивой, капризной. Осознание этого даёт дополнительный стимул рутинным фотографам для объединения по профессиональному признаку. Поэтому все профессии - это заговор специалистов против профанов, основанный на том, что любительская изобретательность, энтузиазм, доброжелательство и альтруизм приводит к инфляции устоявшихся цеховых традиций профессионалов, уменьшает их прибыль, создавая новую моду на новые фотографии и новое искусство. «Новые произведения искусства - предвозвестники новых форм жизни, и потому они бывают так противны консервативному человеческому духу». (А.П. Чехов)

    С другой стороны, фотохудожник и не может быть профессионалом, потому что он не производит никакой заранее запланированной вещи. Только когда фотографирует, он узнаёт, что хотел сфотографировать. Ощущение нового, того, что невозможно предвидеть, не начав работать, - главное в процессе художественного творения фотографии. Непредсказуемость результата - основополагающий элемент творческого процесса. Свободное творчество - мимолётный мираж, спонтанный как сновидение. Помимо этой грёзы художник не творец, а скорее критик своего собственного «Я». Задача фотохудожника - актуализовать внутренний потенциал, уловить мимолётные флюиды, витающие в его душе. «Основа искусства - перфомэнс - сам процесс творческого действия». (А. Шемякин) Продукт искусства - лишь остановка перфомэнса, фиксация и консервация переживаний. «Творческий процесс угасает в своём продукте». (К. Маркс) «Плод с дерева сорван, искусство лишилось своего целомудрия, когда художник понял, что есть и зритель». (Ф. Розинер)

    Творчество - это переживание полёта в прыжке. Любитель угадывает траекторию творческого процесса приблизительно, а профессионал знает результат своей работы точно. Поэтому первый создаёт произведения искусства, а второй - стабильно воспроизводимый общественный продукт.

    Юнна Мориц написала об этом: «<[Публике] кажется, что поэзия вроде подохналога. // А поэзия - это кредитная линия Господа Бога». Художник всю жизнь отрабатывает свой Богом данный дар, божественное поручение. «Талант - это только мандат на право входа туда, где сидят мастера». (А. Вертинский)

    Фотографией надо занимается, пока она ещё не фотография, а фотографирующий ещё не фотограф. Также как в юности ощущают любовь, пока ещё не зная, что это любовь. «Истинное чувство любви - это любовь вообще, любовь как готовность к любви, готовность испытать мгновение разделённой благодати». (Ж. Депардье) «Гении - всегда дебютанты». (Э. Сати)

    Творческий фотограф переживает настоящее как мгновение, содержащее в себе крошечное сегодня и завтра, - SNAP - внезапно остановившуюся часть времени. Snap - это ситуация, которая никогда не повторяется, случай как противоположность автоматизма. Snap - это препятствие при переходе от прошлого к будущему, грань действенного пространства жизни. Останавливая неповторимые мгновения, фотограф уменьшает сериальность бытия, продлевая жизнь, совершенствует искусство жить. Совокупная последовательность остановок, отсекаемых фотозатвором, образует составленную им историю.

    То, что создаёт художник, лишь условно можно назвать вещью. Художник не производит вещь, он выявляет дух, определяет своё отношение с миром в материале и на языке своего искусства. Сама способность выявлять отношения, язык творческого высказывания и материал искусства, как и всё самое необходимое, даётся человеку от рождения бесплатно. На лишнее он себе зарабатывает в процессе профессиональной деятельности. Поэтому художник-любитель имеет преимущество: он не борется с рутиной, он просто не участвует в ней. Художники - это те счастливцы праздные, пренебрегающие презренной пользой и похвалой, главными человеческими качествами которых является настойчивая беспечность и бескорыстная доброжелательность. Они порождают изображения в силу антропологической потребности в экстериоризации, визуализации, вытаскивании на поверхность зарождающихся изнутри образов. «Творческий акт есть деятельность биологическая и психическая по раскрытию внутренней потенциальности». (А.Ф. Лосев)

    Фотохудожники отличаются от других людей тем, что могут достаточно легко отобразить на фотобумаге процессы, происходящие вокруг и внутри души. Талантливая фотография даётся им естественно и просто, она не требует многолетних навыков и усилий в поте лица. «Фотография трудоёмка лишь когда она лжива». (Р. Барт) Лишь когда стараешься делать как можно меньше, что-то получается. Фотохудожник должен, подобно акушеру, только помогать выявиться той композиционной структуре, тем свойствам, которые уже существуют. «Фотография - это мгновенное узнавание в долю секунды значимости события, а также точная организация формы, которая создаёт подлинное выражение этого события». (А. Картье-Брессон)

    Там, где наитие искренно, там ум и расчёт - ничто. Практическое назначение творчества художников - если не доказать, то внешне продемонстрировать пользу бесполезного, необходимость ненужного, целеустремлённость бесцельного, законность излишнего. Иными словами, окунуть обывателя в полноту бытия, разрушив автоматизм повседневного существования. Если у профессионала удача в работе в лучшем случае всего лишь приводит к традиционному, запланированному и заранее предугадываемому результату, то преимущество творчества любителя состоит в том, что даже неудача в его работе способна выявить движения души, расширить охват предмета и увеличить разрешающую способность видения предмета. Даже если произведение любителя ни о чём не говорит, оно указует на несказанное, так как в любом хаосе есть космос.

    Часть 2

    The is surely nothing other than the single purpose of the present moment. A man’s whole life is a succession of moment after moment. If one fully understands the present moment, there will be nothing else to do, and nothing else to pursue.

     

    RASHOMON
    Jim Jarmuch
    Ghost dog. The way of the samurai.
    *

    Определённо, у настоящего момента может быть лишь одно предназначение. Вся жизнь человека есть последовательность моментов. Если полностью понять настоящий момент, больше нечего будет делать и не к чему будет стремиться.

    РАСЁМОН
    Джим Джармуш
    Пёс-призрак: путь самурая.

    Фото - это магия, а не производство. Фотографирование - это концентрирование энергии, а не протоколирование ситуации. В фотокадре останавливается не мгновение драматической кульминации события, но мгновение кульминации визуальной и энергетической. (Дж. Шарковский) Знаковый продукт магии прост как элементарное тело или молекула. Элементарная идея художественного произведения поднимается со дна души и с помощью фантазии проявляется в процессе интуитивной ловли активных пятен, решающих и нерешающих мгновений, зигзагов, рассекающих визуальное поле - всего того, что входит в понятие punctum, что формирует гештальт и даёт пищу человеческим рефлексам, запуская таким образом механизм со - чувствия

     

    Профессиональные навыки и техническое мастерство вторичны там, где главенствует интуиция и случай. В этой стихии любитель находится в равных условиях с профессионалом. Профессионализм и рассудок - лишь полиция в царстве искусства. Рассудком фотографию можно отредактировать, но не создать. Успех будет сопутствовать тому фотографу, кто поставил себя в особые отношения с punctum,ом, у кого определяющие качества - мгновенность, спонтанность и непосредственность. 

     

    В технически несовершенных на первых порах работах любителей просматривается живая плоть их души. В них представлен максимум креативных возможностей, сконцентрирован индивидуальный творческий потенциал, который, подобно жизненным силам детского организма, с возрастом и накоплением профессионального мастерства и опыта не развивается, а теряется. Мастерство - это сходство художников в пользовании одними же и теми вещами и приёмами. Оно мешает чему - то внутреннему, что движет искусство. Поэтому искусство нуждается не в ремесленниках, а в авторах - людях одержимых, свободных от условностей и норм. Опыт годится только для подражания. В искусстве важен не опыт, а инстинкт творческого самовыражения и язык знакового высказывания как материал искусства. 

     

    У любителей больше возможностей что-то сохранить в себе из детства, но и профессионал способен сохранить в себе что-то искреннее, неосознанное, любительское. Также как в душе каждого талантливого художника всегда остаётся ребёнок, так и в творческом профессионале всегда должна сохраняться матрица любителя. «Ибо по - настоящему мы живём только когда любим или творим. Остальное - расплата за содеянное или сожаление о том, что мы не сделали». (Г. Ибсен) 

     

    Виртуозам фотографии свойственно не столько техническое совершенство, сколько страстная любовь к ремеслу, чувственное отношение к материалу и к пластическим средствам фотографии. Пластика фотографии не только помогает увидеть всё явное, но и разгадать всё скрытое, почувствовать связь между прошлым и будущим. И если при этом в работах присутствует нечто необходимое - стиль, то это работы художника, способного разрушить преграду между зрителем и миром, расширить поле мировоззрения. По словам Рудольфа Арнхейма, необходимость художественного воззрения на мир возникает тогда, когда наблюдаемые явления нельзя адекватно описать, рассматривая их по частям.

     

    Согласно концепции Федерико Феллини, расширение мировоззрения может происходить трёмя способами:
    -
    экспрессивный - через жёсткий конструктивизм и неприукрашенную документальность;
    -
    перспективный - через показ «атмосферы» - «низких» и «высоких» точек пространства;
    -
    иллюстративный - через карикатурные точки зрения на действительность. 

     

    Работу настоящего художника-любителя отличает прежде всего стремление изменить своё собственное мироощущение, развить своё восприятие времени и пространства в будущем. Наиболее удачное, как мне кажется, определение «любителя» дано Сьюзан Сонтаг. Она подразумевает под этим понятием «дженералиста» - интеллектуала и интеллигента - человека разностороннего, широко образованного, обладающего избытком свободного времени и материальных средств, человека трудолюбивого, но не специалиста. Его творчество касается общих проблем, работы исполнены в высоком ключе обобщений, главная задача - увидеть за деревьями лес. Содержание его искусства составляют попытки внутренней работы над преодолением автобиографии, через которые проявляется главная тема искусства - радикальное несовершенство мира и человека. На основании модели его творчества формируются методы расширения культурных пределов, появляются представления о новых способах жизни человека. «Ничто так не способствует умению мыслить и умению чувствовать как дендизм и дилетантизм». (С.-М. Жирарден) 

     

    Художники-дилетанты - великие производители недоразумений. Но именно благодаря всемирному недоразумению всё в мире приходит к согласию. Таким образом, любительство - это источник движения и одновременно средство достижения согласия. Главное право, которым обладает любитель, - право себе противоречить и нарушением логической последовательности вызывать эмоцию. 

     

    Делая продукт своих противоречий общим достоянием, художник - «дженералист» индуцирует в зрителе работу по преодолению собственной обобществлённой наивности. Его произведения выполняют функцию прививки, предохраняющей общество от экзистенциальной эпидемии, а самое главное в его работе - вызвать приступ вдохновения. Его талант и способность к творческому усилию повышают сопротивляемость всего социального организма. «Искусство - ужаснейшая болезнь, но жить без неё пока нельзя». (С. Дали) «Но даже если все художники неизлечимо больны, создаваемые ими противоядия компенсируют неудобства, доставляемые ими обществу». (В. Ван Гог) Типичная мания художников - стать профессионалом в искусстве - подобна давней мечте каждого сумасшедшего - стать директором сумасшедшего дома. К счастью, этого не происходит: в итоге каждый обретает то, что ищет: один оказывается в плену системы; другой падает жертвой в борьбе роковой; а третий растит свой сад. 

     

    Каждая отдельная фотография, становясь общественным достоянием, обобщает и узаконивает индивидуальный опыт световосприятия. Выходя из мира непосвящённых, фотограф переходит от начального состояния первичного единства к парадоксальному опыту полной целостности, где добро и зло перестают иметь смысл, когда снаружи как внутри, верх подобен низу, первые равны последним, правые как левые. Выполняя базовую работу по составлению образов и символов, объединяя их в группы, социологизированный фотохудожник даёт начало систематическому мышлению. Он формирует собственную элементарную теорию мировосприятия, концепцию, представляющую собой зародыш будущей связной теории. Ведь известно, что любая теория проходит своё эмбриональное развитие в образах и символах концептуального искусства. 

     

    Только творческий человек, который говорит о себе, для себя и о своём времени, может говорить в своём творчестве обо всех народах и обо всех временах. «Творчество - это бег к себе. Это разработка внутреннего космоса, чтобы постичь весь мир через постижение себя». (Э. Неизвестный) 

     

    Специалисты, отвечающие только за одну стадию процесса, - слепые орудия в руках общества, винтики социального процесса производства фотоизображений, приемлемых социальной цензурой. «Нельзя стать узким специалистом, не став, в строгом смысле, болваном». (Дж.Б. Шоу) 

     

    Правда - за неангажированными художниками, так как они прежде всего любят искусство в себе, а не себя в искусстве. Они единолично в большей степени несут персональную ответственность за весь творческий процесс целиком. В своём микрокосме они в той или иной степени моделируют макрокосм, их индивидуальное творчество приобщает к бесконечности, запечатлённой в конечном. Дискуссия с публикой художнику малоинтересна. Творя, любитель надеется лишь на то, что найдётся похожий на него индивид, который прочувствует предмет и мотивы его творения. Позиция любителя: «Это произведение нравится мне, а я такой же член общества, как и все остальные, я живу и работаю среди этой публики. А значит рано или поздно найдётся в обществе хотя бы ещё один человек, которому моё произведение тоже понравится. Следовательно, пусть произведение будет таким, каким оно нравится мне». Таким образом, художник в процессе своего творчества на адекватном языке формы вступает в дискуссию с единичным оппонентом. 

     

    В роли первого оппонента выступает сам автор, потому что ему прежде всего интересно раскрыть своё произведение для себя самого; он тоже о нём ничего не знает. Его искусство «про себя» и «для себя» рождается молча и лишь затем может быть опубликовано. Создавая своё единичное произведение, автор персонально вглядывается в неизвестность и совершает ещё один шаг в неизведанное. Поэтому авторские произведения, творимые по одному и в одиночестве, и восприниматься должны в одиночестве и по одному. «Если у художника успех в творчестве, он - счастлив. Если успеха нет, он не понимает отчего это. Он чувствует себя как брошенная женщина, когда она любит, а её - нет.» (А. Вайда) 

     

    Самое пронзительное в искусстве всегда идёт от частного, от личного, от сиюминутного. Только единичные человеческие феномены составляют мировую художественную культуру. Посредством культуры одна личность, выражающая себя в индивидуальном художественном творчестве, вступает в диалог с другой личностью. Единственная обязанность художника - дать возможность зрителю отождествить себя с автором. Таким образом, культура - это диалог между «Я» и «Ты». (Л. Карпов) 

     

    Профессионалу обязательно необходимо массовое признание. Он создаёт среднестатистического идола, которому рукоплещет толпа. Позиция профессионала: «Это мне не совсем нравится, но это нужно публике, на которую я работаю. Поэтому пусть будет так, как хочет публика». Популяризация неизбежно приводит к вульгаризации. Профессионал по мере необходимости с мудрецами мудр, с глупцами - глуп, с образованными не менее образован, а с неучами и невеждами он тоже неуч и невежда. Образно говоря, в профессиональной работе клиент не только заказывает музыку, но и сочиняет её. Исполнитель - автор выступает в роли соавтора массовой культуры. Ошибочно говорить: «Он творит»; правильнее сказать: «Его творят». В зависимости от того, как публика использует его фотографии, они приобретают или не приобретают символический смысл, становятся или не становятся «произведениями искусства». 

     

    Являясь продуктом массового подсознания, профессионал «работает навыком», производит только давно устоявшиеся архетипические образы. В каждом своём произведении он старается быть лучше других профессионалов, заимствуя у них стиль и методы работы. По словам Андрея Битова, профессионализм начинается тогда, когда ты должен создать не хуже, чем украл. Сравнивая себя с другими, он создаёт копии. А копии - это естественный символ посредственности. 

     

    Любителю сложнее; в каждую свою новую работу он стремится сделать совершенней своей же предыдущей работы. Любитель сегодня стремиться стать лучше себя вчерашнего, каждый день он борется с собственной бездарностью. Больше всего его волнует следующий снимок. И чем опытней, изощрённей становится он как художник, тем меньше ему нужны зрители и критики: бывает, что иная фотография слишком хороша, чтобы публиковать её. На суд общественности обычно выносится усреднённая фотография, подобная пирогу, который «как раз в меру». Если бы он был хуже, его бы есть не стали, а если бы он был лучше, его бы съел сам автор. Образно говоря, с точки зрения автора, лучшая публика для самой совершенной и самой сокровенной фотографии - это человек, которого он видит каждое утро в зеркале, пока бреется, а самое прекрасное в искусстве то, что не ищет огласки. 

     

    В то время как профессионал лишь отражает, иллюстрирует, «сгущает и выпаривает» уже существующее явление или событие, любитель создаёт фотографию, которая сама по себе явление или событие. Конечно, этого же хочет профессионал, профессионал тоже жаждет новаций и открытий, но он каждодневно утопает в рутине. Непрофессиональный фотохудожник с большей вероятностью создаёт нечто новое, более совершенное и нравственное, ибо творчество в человеке - это все, что в нём есть, кроме того, что направлено на получение прибыли. «Нравственно только незаинтересованное действие». (Бхагават - гита) «Чем более беспричинно произведение искусства, тем более оно свободно». (А.Ф. Лосев)

     

    Деньги портят человека, но отсутствие денег портит его ещё больше. Иногда бывает, что яичница на столе гораздо важнее всякой любви. Поэтому бизнес в искусстве не исключён. Но бизнес в искусстве - следующий шаг за процессом творчества в искусстве. Кроме того, по словам Энди Уорхола, бизнес в искусстве - самый азартный и захватывающий вид «искусства» - искусства торговать. Ведь успешная продажа - это нужный товар, нужным образом поданный, в нужном месте и в нужное время. Это умение проводить выставки-продажи, ярмарки, аукционы. Многие факторы должен учесть профессионал, начиная создавать фотографию. А это не то же самое, что реализовать готовое произведение. Поэтому профессионалу необходимо иметь некоторый опыт, чтобы работать для публики также, как любитель творит для любителя. Ведь и девушке нужен некоторый опыт, чтобы целоваться как начинающая. Фотограф должен обладать достаточным мастерством, чтобы скрыть приложенные усилия по созданию спонтанной и грациозной фотографии, популярной в массах. В этом он действительно должен быть профессионалом, а не любителем.

     

    Но даже в самом профессиональном исполнении фотография останется в значительной степени любительской и дилетантской вотчиной по одной простой причине: она несёт в себе воспоминание, она отвечает общей потребности всех людей - иметь общую память. Наша память - это вторая жизнь. И чем меньше становится первая, тем больше потребность иметь вторую. Интересно написал об этом Фридрих Дюрренматт: «...Люди страдают от ненаблюдаемости. Будучи ненаблюдаемыми, они показались бы себе никчёмными, лишёнными какого бы то ни было смысла, вот почему все наблюдают друг за другом, щёлкают фотоаппаратами и снимают друг друга на киноплёнку из страха перед бессмысленностью своего бытия».

     

    Приятно вспоминать, рассматривая фотографии, то, что дорого и любимо: самые мимолётные зрительные впечатления, добрые события и близких людей. Таким образом, любительская (т.е. любимая) фотография продлевает и усиливает чувство любви. Ибо «чем дольше любишь воспоминание, тем оно сильнее и удивительнее». (В. Набоков)

    «Искусство, принимаемое за жизнь, есть важнейшая из фикций». (А. Шемякин) «...Жизнь ведь тоже только миг,//Только растворенье//Нас самих во всех других//Как бы им в даренье». (Б. Пастернак) Лишь краткий миг фотография является собственностью автора, - когда она создаётся. До этого она зреет в Мировом Духе, а вызрев, - в нём же и растворяется.

    Фотохудожники - это эстеты спонтанного наблюдения, ухватывающие частицу реальности на плёнку и придающие ценность обыденному. Их искусство - это дар от немногих - многим. Вовлекая в процесс творчества и самосовершенствования (через самонаблюдение) огромные массы людей, они приближают то время, когда искусством станет сама жизнь, решительно и навсегда заместив собой то, что к искусству не относится.

     

    Истинное произведение искусства живёт вне исторического времени и повествует вне истории, содержание его невозможно однозначно интерпретировать или пересказать. Оно неведомо, неизречимо, непознаваемо. Поэтому оно не требует массового признания. «Если это искусство, то не для всех. Если это для всех, то это не искусство». (А. Шёнберг) 

     

    На теологическом уровне в этом суть различия между Богом и Сатаной. Бог воспринимается индивидуально и нас делает индивидуальностями, близкими, но не похожими друг на друга, - а Сатана нас обезличивает, как обезличивает специалистов униформа. К сожалению, именно унификация мнений и вкусов приводит к такому социальному феномену как популярность и успех того или иного произведения искусства в обществе. 

     

    Искусство - не есть «прекрасное» и «красота». «Красота» и «прекрасное» - это субъективные оценочные категории, используемые в обиходном лексиконе потребителей готовых произведений искусства, а не творцов. Красота живёт лишь в глазах смотрящего. 

     

    Для творцов искусство - это всегда переживание процесса перехода из обыденного в сверхъестественное. Под красотой они понимают для себя то качество произведения, благодаря которому оно вызывает ответный процесс любви, наслаждения или другой подобной страсти. «Искусство относится к жизни, как вино к винограду, - ибо берёт материал из неё, но даёт сверх него нечто такое, что в свойствах самого материала ещё не содержится». (Л.С. Выготский) 

     

    Подлинные произведения искусства, авторские шедевры - это мрачные монстры на фасаде собора - демоны, помещённые там, только чтобы показать, что изнутри их выставили. А те произведения, которые пользуются популярностью у публики, приятны во всех отношениях и понятны для всех - всего лишь модные картинки. Их автор, понятый всеми, умирает как художник, когда от него отворачивается публика. Наверное этим вызвано категоричное высказывание Бернарда Шоу: «Картина, которую хвалят больше чем десять процентов публики, подлежит сожжению». 

     

    «Произведение искусства с практической точки зрения совершенно бесполезно. Духовная целительность искусства в том и состоит: в его бесцельности и его незавершимости. Человека, который делает нечто полезное в искусстве можно простить только в том случае, если он этим не восторгается и не впадает в зависимость от результата. Тому же, кто создаёт бесполезное, единственным оправданием служит лишь страстная любовь к своему творению. Всякое искусство совершенно бесполезно». (О. Уальд) «Доставляет удовольствие только то, что не нужно». (А.П. Чехов) 

     

    Истинная работа, достойная профессионального мастера, заключается не в создании исключительно бестселлеров, но состоит в практической целеустремлённости и ежедневной заботе о том, чтобы уменьшить различия между тем, что ты хочешь создать, и тем, что ты можешь продать. Когда профессионализму прививается вакцина любительства, тогда рождается живое. Как раз такое диалектическое сочетание - единство противоположностей - в аккурат плодотворно. Когда профессиональный труд - для желудка, творчество - для вдоха и для сердца, когда обязанности совпадают с наклонностями, тогда художник - счастливейший из смертных. После длительной практики, когда результаты практики и результаты теоретического знания сливаются в одно - в интуицию, он становится мастером своего искусства.

     

    Блажен тот художник, который дышит чистым кислородом Парнаса как исконный обитатель Парнаса, и творит с таким же спокойствием, с каким заурядный человек выполняет свою рутинную работу. Тогда творчество диалектично и целостно: сначала любитель в душе художника чудом образует искусство, а профессионал это искусство составляет рассудком. При этом он ощущает временное течение творческого процесса настолько, чтобы понять, что качественное сухое вино - есть лишь кратковременное промежуточное состояние между брагой и уксусом. Такой человек, творя для себя, публикуя для денег, не только ежедневно совершенствует своё ремесло, но и способен с его помощью преодолеть чёрную полосу в жизни.

     

    В данной статье использованы замечания о профессионалах и любителях Жанны Агузаровой, Микельанжело Антониони, Юрия Арабова, Рудольфа Арнхейма, Ролана Барта, Эрика Бёрна, Андрея Битова, Шарля Бодлера, Владимира Болотина, Эмиля Брагинского, Бертольта Брехта, Анжея Вайды, Винсента Ван Гога, Михаила Веллера, Александра Вертинского, Гарри Винограда, Андрея Вознесенского, Александра Вулкотта, Льва Выготского, Сергея Гандлевского, Георгия Гачева, Генриха Гейне, Александра Гениса, Марата Гельмана, Бориса Гребенщикова, Сальвадора Дали, Жерара Депардье, Сергея Довлатова, Фридриха Дюрренматта, Михаила Жванецкого, Сен-Марка Жирардена, Патрика Зюскинда, Генрика Ибсена, Эжена Ионеско, Василия Кандинского, Леонида Карпова, Анри Картье-Брессона, Николая Кулебякина, Сергея Курёхина, Ренаты Литвиновой, Алексея Лосева, Казимира Малевича, Стефана Малларме, Томаса Манна, Анатолия Мариенгофа, Владимира Маркова, Карла Маркса, Герберта Маркузе, Нормана Мейлера, Генри Миллера, Винсента Миннелли, Амедео Модильяни, Юнны Мориц, Владимира Набокова, Эрнста Неизвестного, Фридриха Ницше, Юрия Норштейна, Хельмута Ньютона, Юрия Орлова, Милорада Павича, Бориса Парамонова, Бориса Пастернака, Михаила Пришвина, Александра Пушкина, Яна Райниса, Джоан Риверз, Пьера Ришара, Василия Розанова, Феликса Розинера, Акутагавы Рюноске, Эльдара Рязанова, Эрика Сати, Сьюзан Сонтаг, Константина Станиславского, Йозефа Судека, Андрея Тарковского, Оскара Уальда, Энди Уорхола, Федерико Феллини, Зигмунда Фрейда, Эриха Фромма, Бенни Хилла, Антона Чехова, Джона Шарковского, Андрея Шемякина, Арнольда Шёнберга, Бернарда Шоу, Мирчи Элиаде, Карла Густава Юнга, Михаила Ямпольского и других любителей искусства. 

     

    © 2000 Андрей Пашис



    Яндекс цитирования Новости партнеров